Николай Богданов-Бельский и Сергей Виноградов – художники, влюблённые в Латгалию

Вскоре после революции в Латвии нашли приют несколько видных российских художников. Два из них – члены знаменитого "Товарищества передвижных художественных выставок" Сергей Виноградов и Николай Богданов-Бельский годами были творчески связаны с Латгалией.

Из двух передвижников первым в конце лета 1921 года в Латвию эмигрировал Николай Петрович Богданов-Бельский (1868-1945). Почти каждое лето в 1920-е годы он проводил в имении Лобаржи, расположенном недалеко от Резекне. В разных источниках это место называют Лобарж, Лоборж, Лабваржи и даже Лоберж. Сейчас его на карте Латвии можно найти под названием Loborži. Богданов-Бельский писал: "Латвия вообще очень живописна, и в особенности Латгалия".


Николай Богданов-Бельский, "Деревня в Латгалии"

Сергей Арсеньевич Виноградов (1869—1938) впервые попал в Ригу в декабре 1923 года — по пути на выставку русского искусства в Нью-Йорке. Возвращаясь из США, он решил остаться в Латвии, где ему выхлопотали разрешение на постоянное жительство. Большую поддержку оказал коллеге и Николай Богданов-Бельский, который к тому времени стал достаточно успешными и популярным в Латвии художником (кроме прочего, ему заказывали портреты членов правительства).


Николай Богданов-Бельский, "Вечер. Удильщик", 1925

Летом 1925 года Богданов-Бельский привёз Виноградова в Латгалию, всё в ту же усадьбу Лобаржи. Живописный дом между озёрами, старинный парк, валунные постройки принадлежали Марии Вощининой – племяннице поэта Алексея Жемчужникова. Когда–то частым гостем здесь бывал замечательный русский поэт Алексей Константинович Толстой, двоюродный брат Жемчужникова. О своей работе в Латгалии Виноградов рассказал журналистам: "Я работал горячо с весны и до снега. Я изголодался по живописи, ибо в течение последних лет мне почти не удавалось писать… Как хорошо было работать среди очаровательной природы Латгалии. Пересечённая холмами и озёрами местность, смешанный лес — листва и хвоя — всё это исключительно живописно…". Здесь художник написал множество работ, признанных лучшими в его творчестве: "Усадьба летом", "Шоссе", "Усадьба осенью", "У озера" и другие пейзажи.


Сергей Виноградов, "Летний пейзаж в Радополе", 1930

В другом латгальском имении Радополе (Radopole), расположенном в четырёх километрах от Вилян и принадлежавшем семье Яновских, Виноградов работал в 1928 и 1930 гг. Двухэтажный дом постройки с массивными колоннами виден на его работе "Осенний пейзаж в Родополе", а небольшое озерцо у въезда в усадьбу на картине "Летний пейзаж в Родополе" (обе 1930 года). "Живу в усадьбах, — писал Виноградов в одном из писем, — в них так много тепла и уюта, традиций, обжитости и поэзии былой жизни, так мне близкой и родной".

Близким Виноградову стало и имение Зофино в двадцати километрах от Лудзы. Хозяева старинного помещичьего дома на холме с чудным видом на озеро, — Яков Владимирович Рейнталь и его жена Людмила Сергеевна, держали пансион, в котором останавливались преимущественно художники. Здесь написан ряд работ, в том числе "Зофино. Латгалия", "Озеро", "Дорога в Фильково", "Вечер в Латгалии", "Новолуние", "Летний вечер" и многие другие. Художник также работал в имении Жоготы, расположенном недалеко от Резекне, которое Виноградов называл "действительно тургеневское место". Это имение принадлежало баронессе фон Нольде. Здесь же в летнее время жил и работал и Николай Богданов-Бельский и другие, в том числе также эмигрировавшие из России, художники. Виноградов впервые посетил эти места в 1931 году и создал здесь одну из лучших картин "Ранняя весна" (1931. Художественный музей Латвии). Когда его работу приобрёл Художественный музей, Виноградов гордо написал Игорю Грабарю в Москву: "Теперь висят они рядом с Левитаном".


Сергей Виноградов, " Летний пейзаж. Зофино ", 1936

Латгалия, конечно, была не единственным творческим вдохновителем Виноградова в Латвии. Как и Богданов-Бельский он много писал на улицах Риги, в Кокнесе его привлекали замковые развалины и ущелье с водопадом, в Сигулде — живописная Гауя. Уже в декабре 1925 года в Риге открылась первая персональная выставка Виноградова в Латвии.

Его коллега Богданов-Бельский продолжал работать по разным художественным направлениям, и в 1936 году был награждён высшей наградой Латвии - орденом Трёх Звёзд. Среди наиболее известных картин Богданова-Бельского, написанных в период жизни в Латвии — "Визит", "В школу", "Мечтатель", "Первый урок", "В гостях у читательницы", а также работы "Латгальского цикла" – "Вечер (Удильщик)", "Латгальские девочки" и "Латгальский пейзаж".

Сергей Виноградов тоже не ограничивался пейзажами, а осенью 1937 года задумал картину об архиепископе Иоанне Поммере, зверски убитым в 1934 г. главе Латвийской православной церкви. Закончить эту работу Виноградов не успел: зимой 1938 года он слёг с воспалением лёгких, а 5 февраля 1938 года скончался.

Латвийская карьера его коллеги Богданова-Бельского продолжилась, и 70-летний юбилей художника в 1938 году был отмечен персональной выставкой, вызвавшей вновь восторженные отклики. О жизни мастера в начале 1940-х, во время двух последовательных оккупаций, достоверных сведений немного. Но в 1943 году в газете "Новое время", выходившей в оккупированной фашистами Эстонии, в 1943-м появилась заметка, посвящённая 75-летию Николая Богданова-Бельского. В ней, в частности, говорилось о том, что его работы известны в Германии, причём среди них имеются три недавно выполненных портрета фюрера. Накануне освобождения Прибалтики работы Богданова-Бельского даже выставлялись в Риге, когда в 1944 году окупационные власти организовали выставку русской живописи. Всё это объясняет, почему Богданов-Бельский покинул Латвию, когда советские войска стали теснить фашистов. Поселившийся в Потсдаме художник вскоре заболел, и в феврале 1945 года скончался. Похоронен он в Берлине на русском кладбище Тегель.